К обеду дождь разошелся и, по всем прогнозам, обещал закончиться только к утру. Но сидеть в хостеле весь день решительно не хотелось, и, вооружившись хлипким зонтиком, купленным всего пару часов назад в Чайнатауне, я отправился в путь.

Целью моей прогулки была Башня Койт, как и Чайнатаун, расположенная в двух шагах от хостела 🙂 Чтобы добраться туда, мне предстояло немного пройтись по Бродвею, а затем свернуть на резко уходящую в гору улицу Кирни. Вот такой вид вниз открывался в самом начале подъема. Какую же выразительную перспективу дают небоскребы в прямоугольной сетке улиц! 🙂

Подъем был довольно утомительным, но вот мы — на вершине!

Холм, на котором находится башня, называется «Телеграфным» (Telegraph Hill). И это неспроста 🙂 С этого холма открывается прекрасный вид на весь залив Сан-Франциско, и в XIX веке здесь размещались оптический телеграф, а впоследствии — электрический телеграф, которые передавали информацию о приходящих судах жителям города.

Башня Койт была сооружена в 1932-33 годах по завещанию и на средства Лили Койт, богатой и эксцентричной дамы, которая с юных лет проявляла большой интерес к… пожаротушению 🙂

Дело в том, что в те времена единой городской пожарной службы в Сан-Франциско попросту не существовало, и тушением пожаров, которые часто возникали в деревянных постройках, занимались несколько частных компаний, состоящих из добровольцев. Пятнадцатилетняя Лили, возвращавшаяся из школы, стала свидетельницей тушения одного из пожаров и не осталась равнодушной. Впоследствии она регулярно участвовала в тушении пожаров, парадах пожарной техники и ежегодных банкетах пожарных.

Лили стала настоящим талисманом городских пожарных, и сооруженная по ее завещанию башня является мемориалом пожарным-добровольцам, погибшим при тушении крупных пожаров в Сан-Франциско. Верхушка башни имеет очевидное сходство с пожарным шлангом, но как сообщают авторитетные источники, это всего лишь случайное совпадение 🙂

В нижней части башни расположены фрески, написанные в 1933-34 годах в стиле американского социалистического реализма 🙂 Они были написаны студентами Института искусств Сан-Франциско, нанятыми в рамках государственной программы трудоустройства художников во времена Великой депрессии. Выглядит это необычно 🙂


Фото: Википедия

Сразу вспоминается Брейгель 🙂


Фото: Википедия

А здесь на книжной полке можно найти не только Маркса и Гегеля, но и Горького с Бухариным и некоего персонажа по имени Ostran Van Yan, видимо, из коммунистической партии Китая 🙂 На верхней полке при этом стоят политически неокрашенные книжки Байрона, Шелли, Оскара Уайльда и Диккенса.


Фото: Gary Moore / Flickr

Ну а теперь — собственно, то, ради чего мы здесь оказались — виды! Башня невысокая — всего 64 метра, но виды впечатляют!

На заднем плане — Залив Сан-Франциско и Голден Гейт!

Алькатрас и совсем крошечный Пирс 39.

Алькатрас крупнее.

Менее известные пирсы и Окленд Бэй Бридж. Бескрайняя перспектива вокруг!

Вид на даунтаун и речной вокзал.

Речной вокзал крупнее.

Даунтаун.

Район под названием «Russian Hill» 🙂 Официальное русскоязычное название — «Русская горка» 🙂

И его более общий план. Обратите внимание на характерный рельеф в этой части города, когда улицы поднимаются вверх почти под углом в сорок пять градусов.

Своим названием район «Russian Hill» обязан русскому кладбищу, которое находилось здесь в середине XIX века и впоследствии было перенесено в другой район города. На этом кладбище были похоронены моряки и предприниматели из крепости Форт-Росс, русского поселения к северу от Сан-Франциско, существовавшего до 1841 года.

А в первой половине XIX века здесь жили эмигрировавшие из Российской империи молокане (это одна из ветвей христианства), и о встрече с ними рассказывали в своей книге Ильф и Петров.

Следующая фотография хорошо иллюстрирует городской рельеф и сетку улиц в этой части города.

Церковь Святых апостолов Петра и Павла (1922).

И просто городская застройка. Обратите внимание, насколько она равномерна по высоте и насколько гармоничным город выглядит в результате.

А так смотровая площадка выглядит внутри.

Все, теперь можно спускаться. На выходе — порция экзотики 🙂

Остаток дня я провел в прогулках по Норт-бич и даунтауну под моросящим дождем, временами переходившим в ливень 🙂

Здание необычной формы в центре кадра — Sentinel Building (1907). Сейчас его преимущественно занимают офисы киностудии «American Zoetrope», основанной Фрэнсисом Фордом Копполой и Джорджем Лукасом и поставившей такие фильмы как «Крестный отец» (вся трилогия), «Сонная лощина», «Апокалипсис сегодня» и многие другие.

Потрясающая геометрия даунтауна!

И бывший губернатор — куда без него 🙂

Ну а на следующий день, к моей безграничной радости, погода заметно улучшилась! 🙂 Жаль только, это был уже последний полный день в Сан-Франциско 🙁

Я решил начать с прогулки по тем самым улицам в районе Russian Hill, на которые смотрел накануне со смотровой площадки Башни Койт.

Прогулка по этим улицам чаще всего выглядит так: ты поднимаешься по какой-то улице вверх, а потом тут же спускаешься вниз на точно такое же расстояние! 🙂 Уклон — под сорок пять градусов, поэтому ощущения прекрасные! 🙂 А стоит выйти из троллейбуса, спускающегося вниз по такой улице, как тебя немного завалит набок 🙂

Даже автомобили здесь паркуют поперек дороги, а не вдоль 🙂

Из-за крутизны улиц проезд по ним запрещен не только для больших грузовиков, но и для туристических автобусов и мини-автобусов с восемью и более посадочными местами.

Одна из таких улиц, Ломбард-стрит, стала точкой притяжения для туристов.

А все потому, что часть ее оформлена в виде серпантина, чтобы уменьшить естественный уклон холма.

К тому же, это просто очень красиво! 🙂

Мой дальнейший путь лежал в район Хейт-Эшбери, колыбель движения хиппи. Именно здесь в 1967 году прошло «Лето любви», когда сто тысяч человек на несколько месяцев отринули все на свете устои и жили в коммунах, предавались радостям свободной любви, протестовали против войны во Вьетнаме и слушали психоделический рок (конечно, на фоне употребления определенных веществ).


Фото: Hanns J. Hemann/DPA/TASS


Фото: Пикабу


Фото: Пикабу


Фото: photochronograph.ru

Джордж Харрисон!


Фото: Bettmann/Getty Images


Фото: humus.livejournal.com


Фото: humus.livejournal.com


Фото: humus.livejournal.com

Гимном «Лета любви» стала написанная незадолго до этого (с очевидным коммерческим расчетом, но все же прекрасная) песня Скотта Маккензи.

Scott McKenzie — San Francisco (Be Sure To Wear Flowers In Your Hair)

Кульминацией события стал музыкальный фестиваль в Монтерее, на котором мир узнал про Джимми Хендрикса, Дженис Джоплин и Jefferson Airplane. «Лето любви» официально закончилось 6 октября 1967 года церемонией «Похороны хиппи» 🙂

В последующие годы звучали разные оценки «Лета любви», но, думаю, если бы была под рукой машина времени, мы все хотели бы там оказаться 🙂

Сегодняшний Хейт-Эшбери мне, впрочем, не слишком понравился — он показался искусственным и излишне коммерционализированным — когда видишь такие машинки в каждом сувенирном магазине, которых здесь теперь в изобилии, но ощущаешь, что за этим в сущности ничего нет.

На этом фоне даже такие простые детали выглядят куда милее.

А еще милее выглядят окрестные улочки Хейт-Эшбери. Когда у меня будет несколько лишних миллионов долларов, обязательно куплю здесь домик 🙂

По пути неожиданно попался холмик 🙂

С которого открывались потрясающие панорамные виды на город!

Даунтаун.

Виды в другую сторону не такие впечатляющие, но все же ясно дают понять, что Сан-Франциско — прекрасный город для жизни! 🙂 (Если у тебя есть деньги, конечно :))

И на этом пока все! Продолжение следует! 🙂

Понравился или оказался полезным этот пост?

Подпишитесь на обновления блога по RSS или читайте его в своей френдленте ЖЖ

Читайте также


Оставить комментарий

Вы можете использовать теги <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>