***

26.05.2017

Paul Simon Performs ‘Question For The Angels’ With Bill Frisell

Ах, какое же это удовольствие, когда после многотомных опусов Мураками ни о чем вдруг попадается коротенькая, но такая вкусная и такая настоящая книга!!!

Действие происходит в семидесятых годах прошлого века в китайской деревне, в которую на «перевоспитание» сосланы двое друзей, только закончивших школу. «Перевоспитание» (кстати, без шансов на возвращение обратно в город) заключается в том, что тотальное необразованное «коммунистическое» крестьянство должно повыбивать все «буржуазное» из городских ребят, чтобы неповадно было. А называется все это (зацените уморительный каламбур) — культурная революция.

У меня с историей все совсем плохо, а потому когда углубился в тему, я сильно удивился. Во-первых, от упомянутого каламбура. А во-вторых, оттого, что все это мракобесие (в китайском варианте включавшее, например, запрет на распространение любых книг кроме красного цитатника Мао) было совсем недавно. А в Советском союзе культурная революция, в частности, включала отправку философов куда подальше на пароходе, пропаганду атеизма и широкое внедрение марксизма-ленинизма в массовое сознание. Ну, и разное другое на десерт.

Но вернемся к книге. Она — великолепна. Тем, что на фоне почти кафкианского сюра китайской деревни в эпоху культурной революции жизнь в ее самых прекрасных проявлениях, оказывается, не только не заканчивается, но даже вполне себе бурлит ) Юность, радость познания и нескончаемый оптимизм. И написано, повторюсь, просто блестяще. Так, что хочется читать не спеша, чтобы вдохнуть поглубже все эти образы и сполна насладиться каждой строчкой.

Симфония

24.05.2017

Наконец-то послушал «Симфонию» целиком, пусть и в очень любительской записи. Сложно сказать, насколько в целом БГ нужен оркестр, но в некоторых вещах (особенно в «Stella Maris», да и в «Деле мастера Бо») ощущения просто космические!

БГ SYMPHONIA (Житомир, 19.05.2017)

Я уже выходя из роддома понял, что ни разу не славянофил, но с годами меня все больше и больше бесит так называемый «особый путь» во всех его проявлениях.

И я уже отчаялся повторяться про неважные сыры.

Но тут дело дошло до футбола.

Президент РФ Владимир Путин на заседании совета по физкультуре и спорту поддержал предложение запретить выступления иностранных футболистов за российские клубы.

Как сообщает «Интерфакс», губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев предложил при поддержке президента провести «импортозамещение — стопроцентное — в российском футболе», несмотря на критику существующего лимита на легионеров.

«Правильно, согласен», — заявил в ответ Путин.

Ну когда же этот странный образ мысли («мы такие особенные и всем назло продолжим есть кактус») все-таки выйдет из голов тех, кто принимает решения (а главное — из общественного сознания)? Наверное, уже никогда.

P.S. В случае с российским футболом «радует» только то, что сделать его еще хуже практически невозможно.

Если вы никогда не слышали это имя, поясню, что Слава Сэ — это такой современный писатель, из-под пера которого выходят короткие, легкие и насквозь пропитанные юмором и позитивом тексты. Будучи психологом по образованию, он жил вполне обычной жизнью (например, уходил в бизнес, занимался маркетингом и входил в состав разнообразных советов директоров), пока не решил стать сантехником, чтобы проводить больше времени с семьей.

Возможно, именно этим был вызван творческий порыв, повинуясь которому Слава начал писать коротенькие тексты в свой ЖЖ (именно из них и получилась эта книга). Впрочем, что разводить огород — лучше взгляните, как эти гениальные тексты выглядят [Ляля далее в тексте — это дочь Славы].

***

У Ляли в попе дырка. Это ужас. В молодости её не было. Но вчера Ляля выросла и пошла мыть попу, сама. И нашла в себе ужасную новость.

И сразу наступило проливное горе. Слёзы по сто каратов прожигали ковёр, а на кафеле высыхали солёными розами.

В прежние годы, когда детство было не таким жестоким, а голуби вырастали с собаку, попой занимались специальные люди, из числа обученной родни. Мыли чисто, но молча. А вчера Ляля проверила чивой там и мир стал сер.

Раньше-то хорошо жилось с весёлой, а главное, целой попой. Форма, цвет, аромат, звучание – всё было безупречно. Персики считали этот зад лучшим среди себя и старались подражать во всём. И вдруг, в самом центре датского королевства находится дырка, тревожная, как свист в ночи. Сразу сделалось неспокойно, а вдруг кто туда залезет? Или ещё хуже, выползет?

В романах про женщин пишут так: «Вся в слезах, с разметавшимися волосами, она кинулась к отцу». В литературе принято скакать к отцу всякий раз, лишь заметив у мужа лишних детей от трёх тайных браков, или если негодяй-сосед-плантатор ворвался ночью, повалил и таки да, сделал в попе дырку.

Конечно, в романах перегиб. Ляля бежала не вся в слезах, а только по пояс.

Теперь про Лялиного отца. Это немногословный мужчина с романтическим шрамом на мозге. Всем известны его бескорыстная лень и дурная фантазия, превосходящая возможности бога. Например, только он умеет сфотографировать человека так, чтоб вышел чёрный квадрат, знаменитая картина. А когда готовит свинину с овощами, сам решает, класть туда фасоль или нет. И потом – выбросить всё вместе с кастрюлей, или сначала выковырять мясо. Потому что интуиция и сила духа в нём. Именно он заклеил мячик изолентой, разбил им люстру, подмёл и спрятал осколки в диван. Только такой отец сумеет помочь, если попа прохудилась.

Ляля аккуратно залила родителя по пояс, чтобы потом можно было написать: «Отец и дочь, все в слезах». И потребовала оценить ущерб визуально, повернувшись к миру передом, к отцу задом – посмотри какая там, ужас.

Что дырка маленькая, и даже симпатичная, не стало аргументом. Покой и воля не наступили.

Но совершенно внезапно, на 354-й странице отец признаётся, что дыркозадость – это у них семейное. И он сам, и мать их Люся, и лохматая сестра Машка – все они не герметичны. Более того, пуканье – это не абстрактный голос из дивана.

При всей своей непостижимости, внезапный скетч из жизни ягодиц Лялю позабавил. Когнитивный диссонанс перестал быть таким уж диссонансным. Конечно жаль, что мы оказались не семья принцесс, зато есть тема для беседы со Светкой и Юлькой, подругами по младшей группе детсада. Вот они удивятся.

***

И если вы дочитали досюда, то вот еще бесподобное.

Моя кузина Ира работала на Кипре официанткой. Вернулась, поскольку в неё влюбился хозяин ресторана, утончённый богач Антонио, а это (читайте внимательно!) не входило в её планы. То есть, он моложе её, холост с самого рождения и образован. С точки зрения женской гордости выйти за такое невозможно, ведь что подумают люди. Хотя я знаю тут пару мужчин, они бы такой шанс не упустили.

Ирина бросает Кипр. Возвращается домой. Дома на второе сосиски, купаться в море мешают льдины, а трамвайных контроллёров боятся даже вурдалаки и бегемоты. Такое женское решение называется в народе «хозяйка своей судьбы».

Антонио прислал письмо с предложением всего, что смог наскрести – рука, сердце, ресторан. И по мелочи – тёплое море, безвизовый въезд на многие курорты.

«Ни за что не соглашусь, ведь я же я не дура!» – подумала про себя Ирина, чем навсегда убила любые наши допущения о женской логике.

Антонио прислал ещё письмо, там было больше страниц и в трёх местах зияли дырки от слёз, обугленные по краям. Она опять не ответила, потому что ходить замуж без любви ей не велела великая русская литература. За одно это, я считаю, Тургенева стоило бы защекотать до творческого паралича.

Тогда Антонио сам приехал. Загорелый, синеглазый, с волосатыми ногами. Подарил тёще цветы, назвал мамой. Хитрый чёрт, я считаю.

Ира сказала:

– Послушай, Антонио, ты милый, но выйти за тебя я никак не могу. На вот тебе борща. Поешь и езжай назад.

И дала ему ложку. Послушайте, девочки, я много повидал, если богатый киприот просит у вас жениться, не пытайтесь его отвлечь борщём. Это раздражает. Антонио встал из-за стола и сделал такое, за что можно навек простить мужчинам их патологически волосатые ноги. Он швырнул ложку в окно (попал!) и заплакал. И сказал что не есть приехал, а за невестой. И медленно так, рыдая, побрёл к выходу. А у гордых женщин нашего рода совершенно нет иммунитета против рыдающих богачей. Их глупое женское сердце, вопреки себе, всё ревущее жалеет. «Да пошло оно всё в жопу, выйду замуж по расчёту», решила про себя Ирина. И я опять не понимаю, как относиться к женской логике. Дальше в сюжете следуют сопли с сахаром, я этого терпеть не могу. Это был единственный случай, когда абстрактный мужчина переубедил женщину нашего рода. И, наверное, последний. У меня теперь есть родня на Кипре. Моя тётка ездила, говорит Ирка сама руководит рестораном, учится бросать в окно ложки, но ещё ни разу не попала. В народе это состояние называется «счастливая дура».

***

Поначалу я пребывал в полном восторге, я сразу же захотел прочитать все собрание сочинений Славы Сэ, тем более в нем всего четыре книжки. Однако после первой сотни страниц (видимо, с увеличением доли сантехнических будней) начало немного приедаться. Но я все же дочитал до конца и как минимум еще одну книжку попробую осилить)

Первую половину этой по счастью тоненькой книжки я плевался от досады: ведь знал же по прошлому опыту, что Мураками — это такая беллетристика с обманкой внутри, когда вроде бы что-то завязывается, но так ничего и не происходит (только секс-секс-секс между всеми персонажами поочередно, независимо от пола и в разных сочетаниях), и лишь умело расставленные сюжетные повороты с двойной луной, «Симфониеттой» Яначека, якудзой и перестрелками искусно затягивают читателя в сети.

Но вторую половину проглотил залпом (хотя ничего так и не произошло, и даже секса практически не было).

И странное дело — мне теперь хочется почитать еще Мураками 🙂

P.S. Вообще, это странная амбивалентность — когда одновременно понимаешь, что ни о чем и написано местами ужасно (и между строк периодически появляется то, что обычно рисуют на заборах), но читаешь почему-то 🙂

Под катом — самый тонкий и пронзительный (18+) фрагмент этой книги, из которого ясно, что Харуки иногда не брезгует Википедией 🙂 Читать полностью »

Презабавнейшая книжка с рассказом о жизни (а точнее, о выживании) в Японии из уст московского программиста, который прожил там несколько лет.

Помимо легкости слога и обилия юмора ее несомненное достоинство, пожалуй, в глубине погружения: если до ее прочтения японцы казались мне скорее забавными, немного странными и немного экзотическими, то после — их стало даже как-то жаль (оттого, что очень уж жестоко влияет на них менталитет (хотя почему только на них? :))).

Под катом — небольшой фрагмент на пробу ) Читать полностью »

***

10.05.2017

Просто красивый постер третьего сезона 🙂

Ностальжи

06.05.2017

Мой первый концерт «Аквариума». Интересно посмотреть, так как воспоминания остались довольно смутные)

Аквариум. Сотворение мира 2008

В размышлениях о восьмом сезоне «X-Files» мне (в качестве иллюстрации) пришла в голову песня «Where have all the flowers gone» 🙂

(Я уже кратко исследовал ее историю вот здесь.)

Залез в Википедию, и там — интереснейшая история написания этой песни.

В 1955 году американский бард Питер Сигер, сидя в самолете, перечитывал понравившиеся ему три строчки из песни из романа Михаила Шолохова «Тихий Дон» (в переводе на английский), которые он выписал в свою записную книжку: «Where are the flowers? The girls have plucked them. Where are the girls? They’ve taken husbands. Where are the men? They’re all in the army.» (Где все цветы? Их девушки собрали. А где все девушки? Они вышли замуж. А где же мужья их? Все они в армии.).

Неожиданно один пассажир сказал своей жене: «Когда же они, наконец, научатся?!» (он говорил о своих детях). После этих слов в голове Сигера что-то соединилось и он быстро дописал песню, придумав несколько куплетов[2].

Даже не подозревал о таких прямых связях)

Peter, Paul and Mary — Where Have All The Flowers Gone


Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

1 мая, Новосибирск