Чудесная передача!

Борис Гребенщиков в программе «Встречи на Моховой» (11.04.2010)

***

28.01.2017

Пересматривая старые программы с БГ, наткнулся на интереснейший кусочек. Здесь Дмитрий ставит фундаментальные вопросы о нашем менталитете, а Борис на них отвечает.

И меня пробрало, хотя я сам давно придерживаюсь того же мнения, что и Борис — что мы сами определяем ту жизнь, которую имеем, и в масштабе страны в том числе (и по-другому это вообще нигде и никак не работает).

Более того, я не только уже перестал удивляться вылезающей теперь отовсюду гидре совка, но и замечаю вокруг множественные проявления, восходящие к временам крепостного права и монголо-татарского ига, а также легкий привкус азиатчинки, из чего, собственно и соткан наш менталитет, и почти научился принимать это как данность…

Но все равно пробрало.

***

26.01.2017

Уже публиковал здесь это видео, но пересмотрел еще раз — и получил огромный кайф от того, как здесь все забавно) Это ранняя «Антропология», которая выходила еще не на НТВ.

Прыгающий звук, постоянно обрывающийся телефон, технические накладки (обожаю! :)) трогательная доисторическая компьютерная графика и совершенно отвязный Дмитрий Дибров))

Одно слово: шикарно!

БГ в программе «Антропология», Телеэкспо (20.09.1997)

Неожиданно нашел эту передачу полностью. И какие же они здесь шикарные! Оба.

Борис Гребенщиков в программе «Ночная смена» (2002)

Из очередной серии X-Files узнал (вы не поверите) о некоторых медицинских аспектах состояния Ф. М. Достоевского, который, как известно, был эпилептиком.

Оказывается, существует целый синдром Достоевского (он же синдром Ваксмана-Гешвинда).

Синдром Гешвинда, также известный как синдром Ваксмана-Гешвинда (англ. Waxman-Geschwind syndrome) — характерный синдром изменения личности, наблюдаемый у некоторых пациентов с эпилепсией. Синдром описан Гешвиндом в 1984 году.

Одним из главных его симптомов является болезненная обстоятельность. Синдром имеет тенденцию к обширной и компульсивной гипертрофии в письменной форме Такая гипертрофия характеризуется предельным вниманием к деталям в письменной форме. Некоторые пациенты ведут дневники и записывают дотошные подробности о своей повседневной жизни. В некоторых случаях, тексты пациентов демонстрируют крайнюю заинтересованность в религиозной тематике. Кроме того, эти люди, как правило, имеют плохую манеру изложения или дурной почерк. Писатель Федор Достоевский имел симптомы синдрома Гешвинда, в том числе гиперграфию.

Гиперграфия (Hypergraphia) — стиль письма, для которого характерно чрезмерное многословие, педантическая настойчивость в упоминании многих несущественных деталей и склонность к навязчивым вставкам; все это свидетельствует об имеющемся у человека нарушении психики, которое часто встречается у больных эпилепсией.

Именно такие ощущения у меня остались от «Идиота» — запутанный текст, постоянные отвлечения и несущественные детали, продраться через которые невозможно.

***

14.01.2017

Агент Купер возвращается — в этом ролике его хоть немного, но есть 🙂 А премьера уже 21 мая!

Twin Peaks | Kyle MacLachlan Returns as FBI Special Agent Dale Cooper | SHOWTIME Series (2017)

Новая арка

29.12.2016

Несколько дней назад на Чернобыльскую АЭС окончательно надвинули новую защитную арку, и теперь она выглядит вот так.

111
Фото: https://vk.com/chernobyl.tour

А раньше было вот так.

IMG_5105

Как-никак, историческое событие.

Предполагается, что новая арка будет выполнять свои защитные функции ближайшие сто лет.

Интереснейшая передача (за исключением разве что первых пятнадцати минут), после которой хочется бросить все и начать читать книги)

Познер — Джулиан Барнс (26.12.2016)

***

25.12.2016

Джон Леннон. Вечеринка у Рэндольфа

Наступил Рождественский вечер, но Рэндольф хирел один. Где же все его добрые приятели – Берни, Дэйв, Никки, Алиса, Бедди, Фриба, Вигги, Найджел, Альфред, Клайв, Стэн, Франк, Том, Гарри, Джордж, Гарольд? Куда все они подевались в такой день? Рэндольф мрустно поглазел на единственную проздравительную открыжку, которую ему прислал отец, жующий отдельно.

«В толк не возьму, как же это я такой одиночный, да в тот самый вечер, когда, вроде бы, положено встрематься с дружками», – размышлял Рэндольф. Тем бременем, он продлежал развешивать всюду разукрашения и всяческую чешуру. Вдруг, как грум среди частного неба, раздается превеселый стук в дверь. Ну кто, да кто бы это мог стучаться в дверь ко мне, страшивает он и отворяет. Глядь, а на пороге-то все его шнурки-приятели, как один: Берни, Дэйв, Никки, Алиса, Бедди, Фриба, Вигги, Найджел, Альфред, Клайв, Стэн, Франк, Том, Гарри, Джордж, Гарольб, ну дела!

«Заходите старики, кореша и чуваки», – приветствовал их Рэндольф, ухвыляясь от уха до рыла. Ну, они и ввалились, хохмоча и голося: «Веселого Рожлиства, Рэндольб», – громко и сердечно, а потом накинулись на него и ну тузить, лупить по кумполу, приговаривая: «Никогда-то мы не любили тебя, дурья твоя башка, и чего ты только к нам примазывался, олух…»

Словом, они убили его, видите ли, но по крайней мере, нельзя ведь сказать, что он помер одиноко, верно? Счастливого Рождества тебе, Рэндольф, друган ты наш!

Перевод Алексея Курбановского

Парадоксы

11.12.2016

Посмотрел немного «Собачье сердце» (все мы знаем, что это абсолютно гениальный фильм, и каждый из нас пересматривал его не раз и не два), потом залез в Википедию, и вот сюрприз — снял его Владимир Бортко, тот самый! Ну дела.

В очередной (наверное, в третий) раз пересматриваю «Секретные материалы» и между делом открываю для себя много нового.

Например, культовый фильм «Муха».

Или вот прямо сейчас — Эрика Сати.

Волшебная, неземной красоты музыка.

Erik Satie — Trois Gymnopédies

***

18.11.2016

Потрясающая передача)

И обаятельная Ингеборга Дапкунайте)

Антропология — Ингеборга Дапкунайте

***

15.11.2016

Интересно о Льюисе Кэрролле.

Величайшее шоу на Земле. Льюис Кэрролл

Пожалуй, одна из самых ярких программ за последнее время, смешная и грустная одновременно (особенно если учесть, что главный герой еще и депутат). Эпизод с цитатой из Достоевского доставляет несравненно 🙂

Познер — Гость Владимир Бортко. Выпуск от 24.10.2016

Когда мы приехали уже снимать, папа чудесным образом превратился в инженера на образцово-показательной швейной фабрике, мама — в сотрудницу образцово-показательной фабрики по изготовлению соевого молока, а живут они, как оказалось, в самом шикарном доме столицы с фантастическим видом из окна. Правда, линолеум там, изображающий паркет, просто ножницами отрезан и лежит поверх цементного пола — даже не подбит под плинтуса, мебель только что внесли, картинки только что повесили, я улучил возможность и заглянул в шкаф — он был пустой, ванной никогда не пользовались, да там и нет воды, свет включали на время съемок: вообще у меня было ощущение, что дом нежилой и лифт запустили только ради фильма. Но в этом доме хотя бы три подъезда были открыты. А дом напротив — я его обошел, когда мне удалось сбежать от сопровождающих, — в нем вообще не было входа. При этом вечером в нем горели окна, но присмотревшись внимательно, я увидел, что все они горели одинаковыми лампами. Видимо, поставлена какая-то система, которая по вечерам общим рубильником включается, и создается некое ощущение жилого дома, хотя дом не заселен и в нем нет подъездов. Там все — фейк.

Посмотрел тот самый фильм о Северной Корее, который решили не показывать в наших кинотеатрах) История вкратце такова: документалист Виталий Манский был официально приглашен в КНДР, чтобы снять официальный фильм о том, как северокорейская девочка вступает в пионеры. Разумеется, у фильма был заранее утвержденный сценарий, а съемочную группу всюду сопровождали заранее утвержденные люди, которые следили за тем, как бы чего ни случилось.

Однако ценой неимоверных усилий ребята все-таки старались снимать то, что нельзя, часто, хотя и не без труда — просто через щель в занавеске окна отеля, которое выходило прямо на центральную площадь Пхеньяна. Снятый материал ежедневно просматривался сотрудниками спецслужб, приставленными к съемочной группе, поэтому оператор каждый день «отлучался в туалет», чтобы сбросить «нелегальный» материал на другую карточку и тем самым сохранить его для истории.

В результате получился фильм о фильме, в котором видна вся изнанка северокорейской жизни (и прекрасно видно лицо, которое порой похлеще изнанки). Конечно же, в той мере, в которой все можно уловить, когда к тебе круглосуточно приставлены чекисты, и стоит выйти из отеля, как они за пятнадцать минут найдут тебя, после чего неприятного разговора не избежать…

(Сам фильм есть в Интернете, например, вот здесь).

Впечатления? Жутковатые. Во-первых, Пхеньян. Невооруженным глазом видно, что все высотки вдоль магистрали, по которой едет школьный автобус — мертвые, и в них никто не живет. Во-вторых, метро в Пхеньяне — один в один, те же эскалаторы, то же монументальное оформление станций, да и вагоны те же. Все эти внешние сходства с нами оставляют такое, довольно неприятное ощущение, тем более что и мы, кажется, были очень близко к чему-то подобному, а может и остались…

В-третьих, сами постановочные сцены очень забавны. Например, снимается сцена на заводе. Начальница швейного цеха благодарит работниц и сообщает, что план выполнен цехом на 150 %. «Плохо, побольше улыбок», — говорят северокорейские сценаристы. Снимается следующий дубль, но план в нем выполнен уже на 200 %.

Наконец, главное — как вообще люди могут так жить? И ничего не подозревать? Вот что отвечает сам режиссер.

Я ехал туда с каким-то вполне внятным представлением. Ну, прежде всего я думал, что это система страха, подавления, что люди внутри себя все понимают. Но, окунувшись, я увидел, что люди в принципе не только не понимают, а даже не задумываются…

Я как-то разговаривал с дрессировщиком тигров: он мне объяснил, что когда тигр рождается — тот, которому предстоит выступать в цирке, — он с первого дня воспитывается таким образом, что не знает, что он тигр. То есть он вырастает, у него вырастают когти, зубы, усы, он рычит, он прыгает, но он просто не знает, что он тигр…

И становится очень жутко оттого, что создать такую систему, как мы видим, не так уж сложно. Систему, в которой никто не только не задает вопросов, но и вообще не понимает, что что-то не так. Такие же люди как везде, с таким же мозгами, но существующие в такой системе и принимающие ее как должное. Вот это действительно страшно.

Напоследок еще пара выдержек из интервью.

Я был пару раз в универмаге, где попадал в смешные ситуации. Первый раз меня прямо отвели в этот универмаг сопровождающие. Я походил, посмотрел, удивился, как все дешево. Это был мой первый приезд, и я не сообразил, в чем дело, — к тому же иностранец не имеет права иметь северокорейские деньги, и потому купить я ничего не мог. Но потом мне удалось достать немного их денег, и с сопровождающими я пошел купить каких-то сувениров. Прихожу в универмаг, там горы смешных тетрадок, прошу: мне три тетрадки. Ответ: «Вы не можете их купить». Потом я понял: продавцы, посетители, товары — это не настоящий магазин, это — выставочный зал. В другой раз мы — естественно, с сопровождающими — зашли в продуктовый магазин. Там стоят человек 15–20, все полки снизу доверху уставлены пачками томатного сока. Я спрашиваю, сколько стоит томатный сок. Сопровождающий отвечает традиционное: «Потом расскажем». Я: «Нет, переведите сейчас». Продавщица долго что-то говорит, сопровождающий — мне: «Еще не привезли ценник», — ну или что-то в таком духе. Я говорю: «Хорошо. Сколько стоил томатный сок на прошлой неделе?» Он переводит: «Томатный сок не продается».

***

Они знают, что живут плохо только потому, что против них Соединенные Штаты… Когда мы снимали сцену приема детей в пионеры, сопровождающие нам показали на детей — лет семи-восьми, в военной форме, и говорят: «Их родители погибли на войне, это дети войны». Какая война? Последняя война, в которой участвовала Северная Корея, была шестьдесят лет назад! Но они совершенно уверены: где-то идет война, туда уходят северокорейские войска, есть линия фронта, солдаты погибают, а вождь заботится об их детях… Они воюют, они реально воюют.