***

14.03.2020

Тем временем (неожиданная новость) Саша Долгополов возвращается в Россию, потому что «перспективы жизни в эмиграции для человека, работающего с языком» оказались не слишком радужными.

Тут, конечно, можно только посочувствовать и, конечно, пожелать удачи.

Сейчас КС проводит экстренное заседание по вопросам принятия поправок в Конституцию, и курс развития страны «на ближайшие 30-50 лет» (это примерный срок действия новой Конституции по оценке главного инициатора поправок) в общем ясен.

Тем страннее, что именно в эти минуты мне кажется, что извечный тезис о том, что власть в России — это зеркальное отражение народа, все же не вполне честен. Я сужу хотя бы по всем людям, с которыми знаком, и если собрать из них мини-Россию, это будет совсем другая Россия.

В недавнем интервью одного из политологов мне встретилась очень интересная мысль: одна из основных задач авторитарных режимов состоит в том, чтобы создать у людей максимально возможное ощущение неопределенности, чтобы каждый человек, разделяющий какие-то ценности, просто не знал, какая часть общества разделяет эти же ценности, и поэтому чувствовал бы себя в изоляции.

И поэтому мне вполне серьезно кажется, что если бы у нас появились правители, которые очень последовательно продвигали бы другую модель поведения (ну, например, то, что законы нужно уважать), то и вся Россия очень быстро стала бы другой, потому что разумных людей вокруг более чем достаточно.

***

А теперь, внимание, вопрос: какова вероятность, что это случится в ближайшие 30 лет?) Пока серьезно кажется, что нулевая.

Мечты

10.03.2020

Ах как хочется в свои 60 так же как Парфенов — мимоходом застрять в Провансе из-за коронавируса 🙂 И источать бонвиванистость вокруг 🙂

Что бы такого — и для Прованса, и для сохранения бонвиванистости — сделать?

Парфёнов vs коронавирус и тизер 2004

***

10.03.2020

Я еще понял, чем именно мне так неприятна вся эта затянутая история помимо фактов — эстетикой.

Терешкова предложила не ограничивать президентские сроки Путина

***

10.03.2020

Я уже лет десять назад осознал, что живу в совочке, но все, что произошло с тех пор и происходит по сей день, оказалось на сотни порядков хуже и абсурднее моих самых пессимистичных ожиданий.

Аааааааа!

***

09.03.2020

Как же меня … эта страна!! Ну ничего здесь не меняется.

Я продолжаю систематически открывать для себя современные культурные феномены исключительно по программам Юрия Дудя, за что ему, безусловно, уважение))

И сегодня в этой рубрике — Антон Лапенко, актер театра и кино родом из Зеленограда, который за последний год стал невероятно популярен в амплуа и стилистике, которые меня никогда особенно не трогали)

ИНЖЕНЕР «ПРО СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ»

Потому что если и существует что-то, что я не перевариваю в корне, то это так называемая «стилистика советского кино» (наверное, поэтому я почти не смотрел советское кино, даже то, что показывают каждый раз в конце календарного года:)).

Но уделив некоторое время изучению материала, я смог найти подлинные шедевры! 🙂 Которые уже не про смутные времена позднего совка, а про те качества русского характера, которые, к несчастью, никогда и никуда не исчезнут.

ИНЖЕНЕР «ПРО РУТИНУ»

А в этом ролике еще и очевидно, насколько потрясающий это актер! 🙂

ИНЖЕНЕР «ПРО ЗАРПЛАТУ»

В интервью Юрию Дудю Антон рассказывал, что является поклонником «Монти Пайтон», и в этих роликах абсурдизм тоже ощущается, хотя он и весьма многоплановый, и зарыт где-то довольно глубоко… 🙂

Прямо хочется поизучать эту сложную смысловую и эстетическую ткань повнимательнее 🙂

Ну, и отдельная не рубрика, а бомба — это, конечно, «Загадка дыры» 🙂

Здесь Антон предстает в образе…

ЗАГАДКА ДЫРЫ «БУНКЕР»

… Леонида Парфенова, переходящего в Виталия Вульфа 🙂

Кстати, обнаружилось историческое фото, на котором запечатлен…

… нет, не Антон Лапенко, а сам Леонид Парфенов! :)) (Слева.) Любые потрясающие внешние сходства, разумеется, случайны 🙂 Справа от Леонида, кстати, Александр Башлачев.

P.S. Ну, и собственно, тот выпуск, с которого все началось.

Лапенко – новая звезда русского интернета / вДудь

***

05.03.2020

Молчал, молчал, но тут уже не могу)

Элла Памфилова: Хорошо, вам не нравится винегрет, но вам нравятся борщ или котлеты. Вы тогда для себя решите: нет, откажусь от всего обеда, потому что мне винегрет не нравится, или я все-таки возьму — винегрет не съем, мне ни холодно, ни жарко, а борщ и котлеты будут при мне.

Интересно, что идея о том, что жить нужно не так, как хочется, а так, как принято, похоже, укоренилась в голове не только у так называемых обычных людей, но и у тех, кто на самом верху. Что с одной стороны странно, хотя с другой, ничего странного: ведь они тоже когда-то были в самом низу.

А вообще удивительно, что госпожа Памфилова не знает, что даже в самых непритязательных кафе блюда в составе бизнес-ланча все же можно выбирать )

Когда мне в руки попала эта увесистая книга с многообещающим предисловием (о том, что реальность и наши представления о ней — это два разных, хотя и взаимопересекающихся мира), я уже начал предвкушать огромное удовольствие от прочтения 🙂

Задумка и правда нетривиальная: две параллельных (и при этом кое-где, разумеется, связанных) сюжетных линии. Одна — яркая и динамичная, с невероятными скоростями и порой не поддающимся совершенно никакому анализу круговоротом событий. Вторая — неспешная и по-маркесовски нежная, воздушная и сюрреалистичная 🙂

Первые четыреста страниц проглатываешь за несколько часов: сумасшедший профессор и его немногословная внучка, загадочные информационные войны между Системой и жаббервогами (а также примкнувшими к ним квакерами), шаффлинг и стирка (вы все еще кипятите?), несколько несуразный, но при этом харизматичный главный герой, который в свои тридцать пять все еще думает о пенисе несколько чаще, чем о пенсии — все это не дает заскучать 🙂

Но со временем темп ощутимо падает, Мураками забирается в такие биологические дебри, что бросить ему путеводную нить не смог бы даже сам Вячеслав Дубынин, продолжительные погони в подземных пещерах начинаются казаться вымученными (и понимаешь, что при всем уважении Мураками — это все же не Джоан Роулинг :)), а уже за двести страниц до конца финал становится полностью предсказуемым.

И это, конечно, грустно, но все же здесь есть потрясающие, волшебные, непередаваемой красоты моменты, ради которых и стоит… жить 🙂

Осень заканчивается. Однажды утром я просыпаюсь, гляжу в окно – а осени больше нет. Рваные облака исчезли, а вместо них от Северного хребта надвигаются плотные тяжелые тучи, точно вражеские гонцы, несущие в Город дурную весть. Осень для Города – уютный и желанный гость, но остается всегда ненадолго и исчезает, не попрощавшись.

Осень уходит, оставляя после себя пустоту. Странный отрезок пустого времени: уже не осень, еще не зима. Золотая шерсть у зверей все больше тускнеет, словно какой-то небесный маляр перекрашивает их одного за другим в белый цвет, извещая людей: «вот-вот наступит Зима». Все живые существа, все явления и события накануне Великой Стужи прячутся кто куда, делаясь маленькими и слабыми. Предчувствие зимы укутывает Город огромным невидимым покрывалом. Шум ветра, шелест листьев и трав, тишина ночи и шорох людских шагов обретают тот странный, едва уловимый намек, делающий любые звуки далекими и чужими. И даже журчанье воды меж отмелей на Реке, от которого осенью делалось так уютно, больше не успокаивает мне сердце. Чтобы спастись, Природа словно забирается в панцирь, закрывает створки и застывает в своем совершенстве. Для нее Зима – особое время года, совсем не такое, как остальные. Только птицы, крича все отчаяннее, заполняют щебетом да фырканьем крыльев эту стылую пустоту.

– Эта зима, похоже, будет особенно лютой, – говорит старый Полковник. – Взгляни на облака, сам поймешь. Посмотри-ка вон туда… – Он подводит меня к окну и показывает тяжелые тучи над Северным хребтом. – К концу каждой осени там появляются зимние тучи. И хотя они – только первые лазутчики, по их виду можно сказать, насколько тяжелой будет зима. Если тучи ровно стелятся над горами – зима будет теплой. Чем они плотнее, чем больше клубятся, тем страшнее грядущие холода. Но самые смертельные зимы приходят, когда первые тучи надвигаются в форме птицы. Вот так, как сейчас…

Прищурившись, я гляжу в небо над Северным хребтом. И различаю, хоть и не сразу, то, о чем говорит старик. Небо над всем хребтом закрывает длинная полоса туч, а посередине вздымается одно, самое огромное, в виде заостренного конуса. Ни дать ни взять – птица, раскинувшая в полете крылья. Исполинская серая птица, несущая из-за гор какую-то страшную беду.

И есть немного той самой атмосферы, которая отличает книги Мураками от прочих. Когда его персонажи слушают и смотрят все то, что тебе хорошо знакомо. И выходят из небытия в реальность вот под эту песню в исполнении Бинга Кросби, которую все же вспоминает до этого некстати потерявший память главный герой 🙂

Bing Crosby- Danny Boy (1945)